ШИК шак шок, или дело о незастрахованных убытках

16 Май 2024
Автор: Александра Овсянникова
СМИ: Zakon.ru

Определение № 310-ЭС23-28937

Правовой вопрос: убытки в размере, превышающем страховое возмещение.

Фабула дела: ООО «Техноинструмент» обратилось к ООО «ШИК-Строй» с иском о взыскании убытков в размере разницы между полученным потерпевшим страховым возмещением по ОСАГО и стоимостью восстановительного ремонта, определенной истцом на основании заключения специалиста. И… шок – победил ШИК!

Суды нижестоящих инстанций единодушно отказали во взыскании убытков, аргументировав свою позицию тем, что истцом не было представлено доказательств фактических расходов на восстановление ТС и доказательств превышения этих расходов над страховым возмещением по ОСАГО. Кроме того, суды указали, что истец не оспорил правомерность определения размера самого страхового возмещения и что в случае несогласия истца с его размером соответствующий иск должен быть предъявлен к страховой компании, а не к причинителю вреда.

Верховный Суд РФ отменил судебные акты трех инстанций еще 25.04.2024 г. и отправил дело на новое рассмотрение. 14.05.2024 г. появился полный текст, Александра Овсянникова, старший юрист АБ «Бартолиус» проанализировала данное дело.

ВС РФ в очередной раз обратил внимание на принцип полного возмещения причиненного ущерба (убытков) и подчеркнул, что механизм страховых выплат сам по себе не направлен на компенсацию причиненного вреда в полном размере, напомнив, что в отличие от норм гражданского права о полном возмещении убытков Закон об ОСАГО гарантирует возмещение вреда в установленных этим законом пределах, а именно ограничивает его лимитом страхового возмещения и специальным порядком его расчета с учетом единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт ТС.

ВС РФ абсолютно верно отметил, что суды нижестоящих инстанций, критично оценив представленное истцом заключение специалиста о стоимости восстановительного ремонта в качестве доказательства фактически понесенного ущерба и превышения его размера над страховым возмещением, при этом: (а) не установили фактический размер ущерба; (b) не определили, является ли выплаченная страховщиком сумма надлежащим размером страхового возмещения.

  1. В части вывода нижестоящих судов о том, что взыскание убытков с причинителя вреда, по сути, представляет собой несогласие с размером страхового возмещения и требования должны быть адресованы к страховщику.

Данный вывод судов по анализируемому делу противоречит нормативному регулированию и уже имеющимся разъяснениям и судебной практике.

В силу абз. 2 п. 23 ст. 12 Закона об ОСАГО с лица, причинившего вред, может быть взыскана сумма в размере части требования, оставшейся неудовлетворенной в соответствии с данным законом.

В соответствии с изложенным в Постановлении КС РФ от 10.03.2017 г. № 6-П толкованием, данным при проверке конституционности ст. 15, п. 1 ст. 1064, ст. 1072 и п. 1 ст. 1079 ГК РФ, требование потерпевшего к страховщику о выплате страхового возмещения в рамках договора обязательного страхования является самостоятельным и отличается от требований, вытекающих из обязательств вследствие причинения вреда.

Размер ущерба для выплаты страхового возмещения по договору ОСАГО и размер ущерба, подлежащего возмещению причинителем вреда в рамках деликтного правоотношения, определяются по разным правилам, и эта разница заключается не только в учете или неучете износа, но и в применяемых при этом ценах. Единая методика, предназначена для определения размера ответственности в рамках страхового возмещения на основании договора ОСАГО и не применяется для определения размера ущерба в рамках деликтного правоотношения, предполагающего право потерпевшего на полное возмещение убытков (определение СКГД ВС РФ от 18.05.2021 № 127-КГ21-5-К4, 2-1141/2019).

Суды нижестоящих инстанций, обязывая истца разбираться со страховщиком по размеру суммы страхового возмещения, проигнорировали четкие разъяснения п. 65 Постановления Пленума ВС РФ от 08.11.2022 № 31, в соответствии с которым «если в ходе разрешения спора о возмещении причинителем вреда ущерба по правилам гл. 59 ГК РФ суд установит, что страховщиком произведена страховая выплата в меньшем размере, чем она подлежала выплате потерпевшему в рамках договора обязательного страхования, с причинителя вреда подлежит взысканию в пользу потерпевшего разница между фактическим размером ущерба и надлежащим размером страхового возмещения».

Более того, Гражданская коллегия ВС РФ уже высказалась по этому поводу в ноябре 2023 г. и настоящее дело по сути является «повторкой».

Так при рассмотрении аналогичного спора о взыскании ущерба в сумме, не покрытой суммой страхового возмещения, Гражданская коллегия ВС РФ, ссылаясь на п. 65 Постановления Пленума ВС РФ от 08.11.2022 № 31, указала: «…суду для правильного разрешения данного спора необходимо было установить надлежащий размер страховой выплаты, причитающейся истцу в рамках договора ОСАГО в соответствии с Единой методикой» (определение СКГД ВС РФ от 28.11.2023 № 25-КГ23-13-К4).

То есть при разрешении вопроса о взыскании убытков с причинителя вреда в размере превышения над страховым возмещением:

1) устанавливается фактический размер ущерба,

2) устанавливается надлежащий размер страхового возмещения,

3) с причинителя вреда взыскивается разница между ущербом и надлежащим страховым возмещением (то есть таким, каким оно должно быть по Закону об ОСАГО, а не тем, что фактически выплачено страховщиком, поскольку тот может неверно произвести страховое возмещение).

(!) Споры непосредственно между страховщиком и потерпевшим возможны только в том случае, если страховщик выплатил меньше положенного.

Для примера на цифрах. Фактический ущерб на восстановительный ремонт составил 150, страховая возместила 100, потерпевший потребовал от причинителя вреда 50 в качестве убытков, однако суд установил, что надлежащее страховое возмещение составляло 120, а не 100, в связи с чем взысканию с виновника ДТП подлежит убытков на 30, а еще 20 – это предмет разбирательств со страховой компанией.

  1. В части неверного вывода нижестоящих судов об обязанности доказать фактические расходы по восстановлению автомобиля.

ВС РФ, рассматривая жалобу истца, сделал акцент на принципе полноты возмещения убытков, но подробно не проанализировал, зависит ли возможность взыскания убытков, причиненных в ДТП, от наличия уже фактически понесенных затрат на восстановительный ремонт ТС.

Суды трех инстанций сочли представленное истцом заключение специалиста, содержащее предполагаемую оценку рыночной стоимости восстановительного ремонта ненадлежащим доказательством размера убытков. В судебных актах указано, что из материалов дела не следует, что истец понес расходы на заявленную сумму, то есть, по сути, суды потребовали от потерпевшего обращаться за взысканием убытков только после фактически произведенного ремонта.

Вместе с тем, это прямо противоречит диспозиции ст. 15 ГК РФ, согласно которой под реальным ущербом понимаются не только расходы, которые уже произведены потерпевшим, но и расходы, которые потерпевший должен будет произвести для восстановления нарушенного права (в данном случае на ремонт ТС).

Банально у потерпевшего может не оказаться необходимой суммы на ремонт и он сначала захочет получить реальное взыскание убытков, а уже потом оплачивать ремонт за счет полученных от виновника ДТП средств.

Источник: https://zakon.ru/blog/2024/05/16/shik_shak_shok_ili_delo_o_nezastrahovannyh_ubytkah

Это интересно

Рейтинги

Партнеры